an_drevv (an_drevv) wrote in save_sp_burg,
an_drevv
an_drevv
save_sp_burg

Депутат Малков о сохранении Петербурга

 "Сохранение центральной части Петербурга самоценно само по себе"

Главной темой обсуждения стала проблема развития центральной части города (приватизации государственного имущества и реконструкции памятников архитектуры).

В мероприятии приняли участие представители исполнительной и законодательной ветвей власти города, член Совета федерации от Санкт-Петербурга, основные бизнес-игроки на строительном рынке города, архитекторы.

Законодательное Собрание Санкт-Петербурга представлял зампред комиссии по городскому хозяйству и градостроительству Сергей Александрович Малков, от исполнительной власти присутствовал председатель Комитета по строительству Вячеслав Васильевич Семененко, председательствовал член Совета Федерации от исполнительной власти Санкт-Петербурга Виктор Леонидович Евтухов.

Бизнес-сообщество было представлено:

Заренковым Вячеславом Адамовичем (председатель совета директоров «Эталон-ЛенСпецСМУ»), Тиктинским Эдуардом Сальевичем (президент холдинга «RBI»), Медведевым Михаилом Анатольевичем (гендиректор ЗАО «ЦДС»), руководителями компаний «Setl City», «Империя», «Стремберг» и др.

Ниже приводиться позиция депутата Сергея Александровича Малкова, озвученная им на круглом столе.

Одна из тем, заявленных для рассмотрения на этом заседании: «Развитие центральной части города (приватизация государственного имущества и реконструкция памятников архитектуры)».

Название темы дискуссии является изначально неудачной, поскольку тему развития центральной части Санкт-Петербурга предполагается рассматривать как приватизацию государственного имущества и реконструкцию памятников архитектуры. То есть, развитие центральной части города видится будто бы в том, что объекты, находящиеся здесь, через приватизацию встанут на службу частным интересам, а памятники архитектуры через реконструкцию приспосабливаются для того, чтобы этой службе не мешали их раритетные древности.

Первое, что я должен отметить: сохранение центральной части Санкт-Петербурга самоценно само по себе, вне зависимости от того, найдет ли нынешнее поколение предпринимателей утоление своих имущественных вожделений в приватизации недвижимости, расположенной здесь, или не найдет, сумеет ли вмонтировать памятники архитектуры в технологии своей деятельности, или не сумеет.

Памятники архитектуры не нуждаются в реконструкции. ОНИ, ЕСЛИ И НУЖДАЮТСЯ В ЧЕМ-ТО, ТО В РЕСТАВРАЦИИ. Вопрос их использования – вторичен. Если современные технологии какого-либо дела, связанного с использованием исторического здания, не могут быть реализованы в нем из-за особенностей планировки, то приспосабливать надо не здание под эту технологию, а технологию, под особенности здания. Историческое здание должно быть не шестеренкой, болтающейся в механизме какого-то использования, а сосудом, который наполняется деятельностью, аккуратно пришедшей в него с тем, чтобы потом освободить место следующей деятельности.

Надо очень хорошо понимать и очень хорошо чувствовать то, что почти всякая добыча современной деятельности представляет собой ценность исключительно временную. А историческое здание относится к явлению вечности. Крайне глупо и безответственно ради краткой вспышки сею секундного удовлетворения сжигать в топке предметы вечности.

Сегодня одни попользуются памятником архитектуры, для чего реконструируют его под свои технологии. Завтра придут другие со своими технологиями и снова его подреконструируют, затем третьи – и так до скорого конца, до тех пор, пока памятник архитектуры как обмылок в умывальнике не источится, переходя из рук в руки.

Надо хорошо и глубоко понимать, что собственность на объекты исторического центра – это только условность, существующая постольку, поскольку общество признает это право. Каждый объект, находящийся здесь, это достояние всех петербуржцев, всех россиян, всего человечества. Всего нынешнего и всех будущих поколений. Но, прежде всего, – это достояние петербуржцев, их стратегическое имущество, их основной, базовый капитал. Игнорирование этого обстоятельства сегодняшним собственником, ради личного блага или самоутверждения – безнравственное вероломство над ними, их правами и эмоциями.

Обращает на себя внимание название и другой темы, заявленной на заседании Клуба: «Перспективы развития Санкт-Петербурга как центра архитектурных инноваций».

Нельзя не приветствовать постановку задачи сделать Санкт-Петербург центром современной архитектуры России и Мира. Коль скоро Санкт-Петербург – Культурная Столица, коль скоро он музей, в том числе и архитектуры, под открытым небом, то открыть в этом музее отдел современной архитектуры более чем правильно и достойно приветствия.

Но для начала нужно отдавать себе отчет о том, насколько мы готовы к этому подвигу. Пока произведения современной архитектуры – сами по себе и, тем более в тех контекстах, в которых они расставлены, производят впечатления инноваций лишь в смысле самой грустной иронии. Здесь надо сказать, что есть все признаки того, что архитектурный цех оторвался от реальной оценки плодов своей деятельности и углубился в камерные переживания собственных иллюзий. Архитектурные творения, вызывающие шок и негодование той самой общественности, которая аккумулирует в себе все внимание общества к качеству современной архитектуры и градостроительства, часто оказываются номинантами самых высоких архитектурных премий. То есть между теми, кто создает архитектуру, и теми, для кого она создается – пропасть взаимного непонимания. Так случилось с апартамент-отелем «Пятый элемент», построенным в Приморском парке Победы, удостоенным в 2004 году золотого диплома смотра-конкурса «Зодчество». В этом году гран-при в номинации лучшая постройка смотра-конкурса «Архитектон-2010» присуждено гостиничному комплексу «Новый Петергоф», возникшему в непосредственной близости от собора Петра и Павла в Петергофе.

И названные произведения, и многие-многие другие с невероятным упорством прорастают в, казалось бы, охраняемых законом зонах охраны объектов культурного наследия. Власть безусловно не стремится оградить город от появления современных зданий и сооружений. Но создание новых шедевров архитектуры должно осуществляться не ценой замещения предметов уже существующей музейной экспозиции новыми, а в добавок к ним – в соседнем зале! Места более чем достаточно!

Но не совсем сознательные компании с упорством лунатиков продолжают твердить: «город нужно развивать», и даже конкретнее: «исторический центр города нужно развивать». И опять приходится напоминать, что центр Санкт-Петербурга является объектом всемирного культурного наследия. На этом можно было бы остановиться: нельзя, и все! Таков закон и международные обязательства!

Но остановиться нельзя, так как совершенно очевидно, что идея, заключенная в факте пребывания Санкт-Петербурга в статусе объекта Всемирного культурного наследия остается не проговоренной в обществе. Многим она остается не известной, не понятной и отчасти даже противоестественной. Часто, указывая на то, что в XIX веке более древние дома активно перестраивались, и этим был создан современный облик исторического центра Санкт-Петербурга, призывают перестраивать и дальше, заявляя, что этим будет только поддержан естественный процесс и не более. В пример приводятся Лондон и Париж.

Нет! Лондон и Париж для Петербурга примеры некорректные. Они никогда не останавливали хода своего развития – выборочного замещения исторической ткани новой, и в каждый момент этого развития были современны ему. Это общая дорога развития городов. И Петербург до 1917 года шел по ней. И, если бы не 1917 год, то продолжал бы идти по ней, и сегодня был бы в ряду Парижа и Лондона. Но в 1917 году в этом движении произошла остановка, продлившаяся почти 100 лет. И это были не рядовые 100 лет мировой истории. Остановка развития Петербурга совпала с моментом глобального перелома в архитектурной культуре во всем мире. Но, мало того, эта остановка произошла в момент наивысшего расцвета архитектуры предыдущего периода, который, в том числе, переживала и архитектура Петербурга. И остановка зафиксировала Петербург в состоянии этого расцвета. В состоянии, его звездного часа, когда он стал шедевром. Это могло бы случиться на короткий миг, который мы миновали бы, угрюмо волоча за собой борону своего прогресса. Это могло бы остаться незамеченным, неосознанным, неоцененным. Но случилось иначе.

В силу совершенно уникальных исторических обстоятельств нам в наше наследие достался совершенно уникальный памятник – целый мегаполис исторической застройки, любой фрагмент которой, любая деталь которой во всем мире признается бесценнейшим артефактом, как культурным, так и историческим. Но масштабы этой застройки и ее единство создают совершенно новое качество, которое ни при каких обстоятельствах не могут воспроизвести те небольшие фрагменты исторической застройки, которые сохранились в других исторических городах мира. Это особое качество делает исторический Петербург единственным в мире уникальным явлением – других таких объектов в мире просто нет. Нам, петербуржцам, феерически повезло с этим обретением, наличие и бесценность которого мы только сейчас начинаем осознавать.

Но, увы, в шорах сиюминутного прагматизма иные специалисты в области принятия целесообразных решений настойчиво навязывают планы развития, в которых наличие у центральной части города статуса Объекта Всемирного Наследия рассматривают только как досадное обстоятельство, путающееся в ногах, связывающее руки. Они не видят в ней ценности. Они испытывают из-за нее затруднения для решения каких-то частно-личных задач. Поэтому они стараются ужать ее до минимального размера, поэтому они клевещут на город, пытаясь уверить всех в том, что не так-то он и ценен. Они не осознают того, что весь этот исторический город на просторе всей своей территории является стратегической фундаментальной ценностью, стратегическим имуществом Санкт-Петербурга, России и мира.
Tags: Аналитика, Общие вопросы, Под угрозой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments