January 11th, 2010

  • maxi_i

Закрытые дворы памятников архитектуры

 В Петербурге очень много красивых мест, но некоторые из них закрыты для общественного доступа.

Дворики здания генерального штаба:


Особенно интересен круглый двор.


Зелёные дворы ФИНЭКа:



Я шесть лет проучился в ФИНЭКе и за всё это время мне ни разу не посчастливилось посетить внутренний дворик. Видил его лишь из окон, там стоит несколько ветхих скамеек брежневской эпохи и не менее ветхих Волг и ЗИЛоф той же эпохи. Из этого дворика можно было бы сделать прекрасное, а со временем и знаковое, место для отдыха студентов и преподавателей. Могло бы получиться не хуже и не менее уютно чем во дворике филфака СПбГУ. Но всё это закрыто. От кого? Почему? Мне не ясно.
Садик же, выходящий на Садовую, тоже закрыт. Гости города часто удивляются, почему в таком красивом месте нельзя посидеть на скамеечки, прогуляться. Дело в том, что в начале 90-х в этом садике обосновались валютные менялы, скупщики золота и прочая шпана. Как-то раз дело закончилось стрельбой и садик вместе со входом в ФИНЭК прикрыли. Теперь в этом садике раз в год проводят посвящения в студенты. И всё.


Идём вверх по Садовой и встречаем Воронцовский дворец, построенный по проекту Растрелли. Посетить дворик этого учреждения, конечно же, тоже нельзя. При этом я ни разу не видел, чтобы по нему маршировали или тренировались кадеты. Только первого сентября построятся, покричат что-то и всё, остальное время там пустота.




Пару дней назад я вернулся из путешествия по Бенилюксу и Франции. Так, например, в Париже можно в любое время суток зайти во дворик Лувра или прогуляться по Сарбонне. В маленьких городишках Бельгии открыты все дворики ратуш и государственных учреждений. Да что уж говорить, в центре города запертых калиток нет вообще.
В Петербурге же учреждения занимающие памятники архитектуры считают их своей собственностью, и даже не помышляют о том чтобы обеспечить на свою территорию допуск граждан.


Друзья! Предлагаю бороться не только за сохранение исторического облика города, но и за равноправие горожан и гостей города в возможности этим обликом наслаждаться :-)

Юрий Шевчук: "Мы заболтались"



Любви в стране мало. Гражданское общество рождается, когда наш «народ-богоносец» терпит-терпит, а потом вдруг встаёт на дыбы: «Доколе?!»

Борьба против строительства в Питере «газоскрёба» («Охта-центра». - Прим. ред.) как раз и оживила совершенно мёртвое гражданское общество. Нам, жителям Санкт-Петербурга, на фиг не нужна эта бутылка, наполненная нефтью, рядом с чудесной архитектурой Росси, Кваренги, Трезини и т. д. На гастролях многие люди меня спрашивали: «А как там у вас с высоткой «Газпрома»?» История имеет уже всероссийский масштаб. Потому что она символизирует борьбу простых граждан, культурной части нашей страны, с этими коррумпированными, невежественными чиновниками, агрессивными строительными компаниями, которые «рубят» всё на свете ради своей выгоды и амбиций.

Под шумок в историческом центре Питера только за последнее время разрушено около 200 домов - памятников архитектуры. Город теряет туристов, потому что они не могут протолкнуться среди этого дымящего железа, машин, которыми забит Питер.

Я не пессимист, но  вижу, как болеет страна. Первое, что нужно сделать: дать свободу прессе. Без критики не будет никакого движения общества.

АИФ №1 от 30 декабря 2009 г.